...там, где извилины не прямы...

21:44 

обещанный пролог

MEK

- Ё-моё, парни, мне же завтра на работу, - быстро вбил Роман и добавил ржущий смайл. Да-да, именно ржущий, так как обычный – смеющийся, здесь не годился. Ржали сегодня до колик, витиеватые поначалу шутки перешли все мыслимые и немыслимые нормы и границы, скатившись до животного хохота.

С Ромом и Текилой так было всегда. Их вечерние «асечные» посиделки-хохоталки были прекрасным способом расслабиться после нудного рабочего дня. Они каламбурили, делились ссылками на особо понравившиеся сайты, пытались что-то сочинять. А в последнее время заинтересовались музыкой, как совместным творчеством и «лабали» себе, кто на чем мог. В ход шло всё, что угодно – начиная от кастрюль и заканчивая сантехническим коленом. «Налабанное» тщательно записывалось и отсылалось Текиле, именно он был их связующим центром и соединял эту «музыку» в единый файл. Иногда получалась какофония, но чаще всего выходило что-то стоящее, что доводилось до ума совместными усилиями. На особую славу парни не претендовали, но материала скопилось так много, что с ним нужно было что-то делать. Срочно требовались тексты, такие же веселые, как и музыка, но содержащие хотя бы минимальный смысл. Бессмысленной попсы и так хватало вокруг и на просторах родного интернета.

Рождать стихотворные опусы опять было решено сообща – благо современные средства связи это позволяли. Бокал пива в руке, маняще мерцающее окно аськи – чем не вещи, располагающие к творчеству? «Рожать» было весело – каждому давалась возможность сочинить строчку, подходящую по смыслу и вписывающуюся в ритм стихотворения. Этим права «поэтов» не ограничивались – редактировать чужие ляпы никто не запрещал. Следуя народной мудрости – «одна голова – хорошо, а три – уже Змей Горыныч», друзья отрывались на полную катушку.

- Джин, ну давай еще часок посидим, - друг за другом взмолились Ром с Текилой, - надо текст добить, а то умные мысли так спрячутся, что неделю в голове с фонарем ковыряться будешь и то не найдешь.

- Во-во, - добавил Ром, - а то, боюсь, Галка мне на выходные выход в астрал - то перекроет – на дачу собирались.

- И вообще, молодой еще, - на работе отоспишься, это нам, старым, уже кости не позволяют на стуле спать, - как всегда съязвил Текила.

- Ну-ну, старичьё мохнатое, а у меня как раз перед подъездом гололед страшный – песочком не посыплете?

В ответ ему заразительно заржали два смайла…

***

Если следовать хоть какой-то логике, то именно ему, Роману Машканову, следовало называться Ромом. Но кроме как Машкой в школе его больше никак не называли. Ромка дрался со всеми подряд, с его лица практически не сходили синяки, а кулаки уже рефлекторно сжимались даже на уроке. Всё было бес толку, и виной тому была армия. А именно один ее майор, по совместительству являющийся Ромкиным отцом.

Гарнизоны, гарнизоны, гарнизоны… Походная жизнь, вечно плачущая из-за очередной измены отца мать, безликие школы. А к чему им иметь лицо, ведь через некоторое время они сменяли друг друга. И вот, наконец, отцу дали квартиру. Семья Машкановых обрела-таки собственный угол, когда Ромке исполнилось семнадцать лет. Окрыленная мать забылась в наведении уюта в семейном гнезде, а ее сыну пришлось осваивать «науку выживания в уже сложившемся социуме». Проще говоря – бить морды одноклассникам и вдвое больше получать самому. Ибо и в этом классе была своя, годами проверенная, компания пацанов, которую очень раздражал чужак, кстати, ни на что не претендовавший.

Нет, Ромка отнюдь не боялся их, не забивался в дальний угол при их появлении – ему было плевать на разнузданную компашку с высокой колокольни. Но, когда они задевали его, то получали отпор. Пусть силы были неравны, но, не ответив им, Ромка перестал бы чувствовать себя человеком. Быть Пресмыкающимся было не в его характере.

В тот зимний день уроков было немного – резко ударил мороз, и температура в классах значительно сократила учебное время. Стычки с одноклассниками не намечалось ввиду отбытия оных на районные соревнования. Как же – гордость класса и школы! Куда же нам!

Ромка медленно брел по краю тротуара, ибо катиться по его середине не очень-то и хотелось. Трехдневная оттепель враз сменилась морозом, разбросав зеркала льда по всему городу. Коммунальные службы как всегда экономили на песке, поэтому ледяные дорожки только кое-где поменяли свой цвет на грязно-рыжий.

До дома оставалось совсем немного, когда Ромка обернулся на громкие гудки какой-то машины. Посмотреть было на что… Но на это не было времени. Посреди дороги, мелко вздрагивая, сидела девочка, а на нее, безостановочно сигналя и тщетно пытаясь затормозить, под гору несся грузовик. Каждый человек реагирует на стресс по-разному – кто-то цепенеет и впадает в ступор, а кому-то адреналин позволяет быстрее оценивать происходящее и действовать. Именно действие сейчас нужно было подвернувшей ногу девочке, а не «заботливые» крики зевак: «Вставай, а то задавит!» А то она не знала, что задавит. Внутри у нее всё вопило от страха, но сил хватило лишь на то, чтобы закрыть глаза и беззвучно плакать…

Ромка, не раздумывая, бросился наперерез грузовику, подкатился к девчонке и потянул ее направо. Ему было тяжело, но ледяная поверхность гасила сопротивление и он успел. Сбоку раздался хруст – подоспевший грузовик проехался по рюкзаку Ромки и покатился дальше – затормозить ему так и не удалось. Вмиг набежали «сердобольные» зеваки, стали ощупывать девчонку, кто-то набирал номер скорой. – Зашевелились, - мысленно сплюнув, подумал Ромка, и еще раз осмотрел спасенную. – Ну вроде только нога, - пробурчал он себе под нос, подобрал раздавленный рюкзак и отправился восвояси. Бахвалиться и геройствовать ни перед кем ему не хотелось. Смог и смог, чего такого, за учебники, правда, в школе по голове не погладят…

А через неделю в их классе появились двое. – Ребята, познакомьтесь, - представила их классная, - это Ромуальд и Артемий Полянские, они будут учиться в нашем классе. Со стороны «компашки» послышался язвительный ржач. – Да уж, - подумал Ромка, - дворик за школой и сегодня пустовать не будет, если, конечно, братья не трухнут перед этими… Братья не трухнули – на следующий день лица представителей «славной компании» были художественно украшены многочисленными фингалами и кровоподтеками. Сами же Полянские были в том же состоянии, что и при первом появлении в школе. – Ну, хоть кто-то, - уважительно посмотрел на победителей Ромка…

- Ром, Текила, - раздался звонкий голос, едва только все повалили на перемену. Ромка заинтересованно оглянулся – кого это так зовут, и наткнулся на удивленный взгляд той самой девчонки. – Ёлки-палки, а она здесь откуда? – только и успел подумать парень, как это ходячее недоразумение кинулось ему на шею. – Это что – он? – в одни голос спросили братья Полянские. – Ага, ага, - зачастила радостная малявка, но от шеи так и не отлипла. – Ром, - протянул мне руку один из братьев. – Текила, - то же самое проделал другой. – Юлька, да отцепись ты от него, задушишь человека. Полузадушенный объект их пристального внимания по очереди недоуменно пожал протянутые руки. – Ромка. – Нет, брат, так не пойдет, ты Юльку спас, значит, наш человек, а у нас в наборе Ром уже имеется. Джином будешь? – подмигнул мне Текила. – Да не смотри ты так, родичи имен понадавали, а мы исправили, как могли…

Так Ромка Машканов стал Джином. Позднее он узнал, что смысл его второго имени для братьев был двояк – главным их желанием было счастье сестры, так рано осиротевшей вследствие гибели родителей. Именно их переезд к бабушке и послужил поводом смены школы в самом конце обучения. Трое парней стали единым организмом, у них нашлись общие интересы, а остальным казалось, что у Юльки не два брата, а три. Что, по сути своей, было правдой…

Лишь после окончания школы им пришлось расстаться. Ром И Текила пошли работать, так как им было о ком заботиться, а Джин поступил в институт. За эти десять лет они виделись только на свадьбах Рома и Юльки, но связи не теряли не на минуту. Каждый год строили грандиозные планы встречи, но всегда что-либо мешало. Благо, под рукой была аська и мобильник, ведь уснуть, не поболтав друг с другом они не могли…

***

- Нет, ребят, я так на вас памперсов не напасусь, - очередной раз, скатившись под стол от хохота, напечатал Роман. – Всё, споки, а то меня завтра шеф вместе с ними съест. Друзья ответили двумя машущими ручкой смайлами. – Ё-моё, два часа ночи уже, точно не проснусь, - подумал Джин, завел советский еще будильник и провалился в сон.


URL
Комментарии
2011-06-28 в 23:25 

Fulgor
Землю необходимо превратить в поверхность Луны!
Не буду пока касаться содержания. Мало текста, чтобы его обсуждать.
Если это копия с «мастер-варианта» - пресмыкающимся не должно быть с заглавной буквы, и где-то по тексту есть имя с прописной.

Ну и учитывай, мою заранее негативную оценку, за намеченное «попаданство» :lol:

2011-06-28 в 23:43 

MEK
Пападанство сейчас продается, а для себя у меня пылится Нил Амрстронг...

URL
2011-06-28 в 23:55 

Fulgor
Землю необходимо превратить в поверхность Луны!
Если попаданство, сейчас продается, не факт, что за него платят.
Просто у меня другой подход к творчеству.
Да пиши ты про попаданство, просто я сразу хотел отметить моё отношение к этому.

2011-06-28 в 23:57 

MEK
еще раз повторяю - для себя у меня лежит Нил Армстронг, но я тебе его не покажу. Он слишком личный, а ты, как всегда обкакаешь...

URL
     

главная